Эпистолярное наследие непростого солдата СА.

Решил, что после долгих лет молчания, надо что-то начать писать!
Предполагаю, что уважаемым читателям могут быть интересны мои письма из армии родителям. Долгие годы они лежат в шкафчике, тщательно собранные и пронумерованные мамой.
Писал я почти каждый день, потому что масса впечатлений переполняла меня. А уверенность в том, что моя дотошная мамочка очень интересуется моей службой жизнью за пределами дома, сильно стимулировало мою юную писательскую страсть. Обещаю перепечатывать письма без правок, as is.
Вся моя юношеская наивность, глупость и оптимизм будут переданы без искажений... все равно я остаюсь инкогнито.
Итак, служба проходила в Центральной группе войск СССР в Чехословакии. Годы службы 1978 - 1980. Я москвич, поэтому для меня это был олимпийский дембель - из армии сразу на праздник!

Всего пронумерованных писем в мамином архиве ровно 250 штук.

Поехали!

Update 1: Честно говоря, иногда я правлю в текстах орфографические и стилистические ошибки.

Update 2: Скучная жизнь писаря будет часто прерываться потрясениями - я окажусь в роте хим.защиты, встречусь с родителями, побываю в самоволке в Праге, сделаю попытку "сходить по бабам", а уеду на дембель вообще из мотострелкового полка в Словакии. Наберитесь терпения!

Update 3: Желающие читать по порядку с первого письма - кликайте сюда.

Посткриптум.

Дембель прошел благополучно. Самолетом я был достален в город Горький и в тот же день прилетел в Москву. Подробности не помню. Писем я уже не писал и дневник не вел. Знаете, в памяти некоторые куски жизни совершенно пропадают, а некоторые остаются навсегда. Эту загадку я пока не разгадал!
Теперь наверно надо пояснить кое какие вещи.
Что за карты я все время упоминал? Это подробные топографические карты местности, на которых указаны все дороги, тропинки, деревья, одиночные дома, колодцы, холмы и ямы и всё, что бывает на местности. С такими картами вести партизанскую войну - одно удовольствие! )
Такие карты, судя по всему, есть в Генштабе по всему миру. Во всяком случае в Миловицах мне приходилось склеивать многометровое полотенце из карт от территории Белоруссии до Австрии - на этой территории проходили тогда штабные учения. Естественно, карты секретные и строгой учетности. Они состоят из отдельных квадратных листов, которые надо (как обои) обрезать и склеивать.
Потом на этих картах происходят передвижения войск, наступления-отступления и прочая тактическая байда. Таким оформлением карт в Миловицах занимался в основном оперативный отдел, а в полку - ваш покорный слуга.

Далее, наверно надо рассказать о своей ноге. Слава богу, сейчас всё нормально. Но тогда я начал всерьез беспокоиться, потому что она стала тоньше левой. То есть началась атрофия...
Были подняты все медицинские связи, и меня записали на прием к светилу - профессору Громову. Меня привезли в Первую Градскую больницу, проводили в кабинет и уложили на кушетку. Профессор пришел с толпой студентов-практикантов, осмотрел ногу, поспрашивал о симптомах и потом начал колоть ногу булавкой и спрашивать мои ощущуния. Потом он довольный обратился к студентам: Вот очень любопытный случай - у больного ущемление бедренного нерва.
Мне были предписаны новокаиновые блокады, после которых я вообще ногу не чувствовал и никак не мог ей управлять. Папа возил меня на машине на процедуры, как полного инвалида. Вся семья пережила не очень приятное время. Спасибо профессору Громову, который меня поставил на ноги и больше я никогда не вспоминал о ноге.
Толщина ноги постепено сравнялась с левой, я тренировал её принудительно. Слава богу, остальные органы ущемленный нерв не затронул...

Зубы? Лечил их всю жизнь, пока не вставил металлокерамику. Короче, хватит о болячках!

Спасибо за внимание. Если чего вспомню интересное - допишу.


Collapse )

Письмо 250 (последнее).

      сканирование0101
Приветик!
Это, по идее, беря в счёт пропавшее письмо "день смеха", 250-е письмо.
Пишу его в ответ на ваше 150-е.
Так что это последнее наше с вами письмо вообще!!!
(Если дембель не задержат до 20-х чисел, во что я не очень верю, хотя это достаточно вероятно.)
Итак, последнее письмо из армии! Даже не верится...
Ждали мы, ждали этого восхитительного момента и наконец он пришел, это время торжества и восторга! Боже, как же я хочу домой!
Даже начальник штаба, когда я в очередной раз набузил на карте (а они идут всё время, до сих пор) очередную печальную ошибку, сказал: Все небось о дембеле думаешь! Небось одни бабы на уме...
В общих чертах он правильно оценивает обстановку. По-прежнему "думы о доме одолевают все тело" и пик "домомании" достиг зенита!
О событиях последних дней могу писать только хорошее. Направление в ВУЗ готово и упаковано в сумку. (Я таки избежал этого скользкого начальника штаба).
Рубашка найдена и на следующей неделе обещаны брюки. Так что к дембелю я почти готов! Единственное, что плохо - это огромное количество работы. Я сейчас пашу так. как не пахал никогда в службе (даже в жизни!).
Вот уже четвертая ночь получается рабочей!
Первая была рабочей целиком - до подъема (спал после этого часа два на стуле), вторая - до 5 утра (спал даже меньше опять на стуле), третья началась с 11 часов в кровати, а с 2 часов ночи - на ногах, и потом придя в казарму, дрых уже до 10 часов утра как слон. Сейчас час ночи - это четвертая ночь. Сейчас закончил работу с очередной картой (почему то сделал её очень аккуратно и красиво), а теперь решил писануть вам письмо. Почему - не знаю, может уже помутнение рассудка!
Завтра с утра опять пахота и конца ей не видно! На последние учения наклеил 27 карт и они все на мне! Здорово, да? Я спокоен только потому, что осознаю то, что мне остались считанные дни! Раз, два, три, пять... а может и всё!
Это ерунда: как в школе - недельные сборы.
Забавно, что в обоих пропавших письмах были неприятности. В 144-ом о Томаше, а в моем "Дне смеха" о двух сутках ареста. В вашем был ценный вкладыш и в моем тоже, но менее ценный в прямом смысле сова - открытка.
Очевидно Рекс польстился вкладышами, сукин сын! Он хоть и симпатичный, но вредина страшная. (как мой начальник штаба).
А я еду домой! Приеду и займусь ногой и зубами. Нога надоела страшно! Как идиот - не могу даже побороться с кем-нибудь. Я на неё не могу опереться. Когда она согнута - она просто складывается и я совершаю вульгарное падение на землю. Иногда начинает нудно болеть в самые неожиданные моменты, когда просто сидишь на стуле. Самое идиотское заболевание, которое со мной когда-нибудь было! А зубы, наоборот - совсем развалились и стоят как древние руины, черта с два сломаешь. И не болят - ничего...
Целая, здоровая нога болит и не работает, а поломанные зубы работают и не болят. Дьявольщина, мистика!
А в остальном - здоровье хоть куда!
Дома нагоню жирку, починю ногу, кончу колледж и начну полноценную жизнь члена общества, буду работать в каком-нибудь исследовательском институте старшим... ночным сторожем. Шучу!
Послезавтра истекает двухлетний срок службы. А может остаться на сверхсрочника тут? Да - шучу...
Я хочу ходить в своих новых шузах и с длинными волосами. Только в армии понятно, какое удовольствие таится в этих простых вещах. Как хорошо, что на гражданке нет крючка на воротнике, нет 4-й и 5-й пуговицы, между которыми должен носиться ремень, и нет голифе, которые приходится вручную ушивать (что бы не ходить чамой), и нет шапок, которые надо носить на два пальца от бровей, и нет тренчика на ремне, который должен быть на ширине ладони от бляхи, которая должна блестеть "как котовые яйца", нет погон, не надо подшивать воротничек, развешивать на ночь на стуле портянки, постоянно подтягивать портки и многое другое...
Это же счастье - что этого нет на гражданке! Хочу домой!
Время наверно около двух часов ночи, завтра почитаю, что я тут понаписал после бессонных ночей. Может быть придется порвать, и вы этого не прочитаете...
В любом случае, гуд бай, Гоша.                                              12.04.1980

Письмо 249.

Приветствую вас, дорогие предки!
Ваше 149 письмо начинается с вопроса о письмах. Почему их нет?
Я не знаю! Сам я пишу регулярно (только опускаю в ящик с задержками). Значит опять работа злого Рекса!
Даю вам список моих последних писем: Пропускаем конечно.
Запаздывает значит "День смеха". Обидно, там был ценный рукописный конверт...
Почему вы пишете, что я не выполню плана на 250 писем? Это письмо уже семнадцатое из требуемых до рекорда восемнадцати. Мне тут еще больше недели торчать - я напишу не одно, а два в счет компенсации потери "первого апреля". Но оно может еще придёт, спокуха!
А пока пашу как молодой воин. Сегодня "пачкал" бумагу аж до подъема, и пока толком не спал! А уже остался час до отбоя. Вообще - тоска!
Тут еще приехала комиссия из 8 отдела и надавала всем по шапке за все хорошее. Я лично лишился фотографии, где я снят в полковничьем кителе. Но с неё есть рисунок, и это меня успокаивает. А фото было изумительное!

Я вам поясню в чем тут весь смак: дело в том, что полковничий китель был с юридическими эмблемами. А тут один такой полковник - прокурор Группы войск. Особист ашь поперхнулся когда это увидел! А я снимался в нем в Миловицах, когда мы с Серегой пришли в гости к его знакомому солдату, который сидел у него в приемной. Шефа не было, ну я и одел его китель ради фотки. Фото вышло отличное (китель мне был к лицу, однако) и я сделал карандашную копию один-в-один.
Самое печальное, что этого рисунка сейчас я не нашел. Вот ведь какие длинные руки у КГБ.
))

Забыл написать, что привет в 149-ом дошел. Большое спасибо - то что надо!
На дорогу конечно выписывают проездные, но это такой мизер, что даже смешно. Из расчета проезда в самом жестком, самом общем, плацкартном, тихоходном и так далее. Даже мороженое не скушаешь! А я не ел мороженое с декабря месяца, как приехал в Ельшаву. Нет тут магазина "Мясо, молоко" как раньше. Тут вообще ничего нет...
И еще, я так и не понял - был ли привет в 144-ом? Я думал что был, а вы пока словом об этом не обмолвились.

Сейчас опять дали работу. Когда же Гошка будет спать? Как мне надоела эта нервотрёпка! Ужась!
А если бы мне еще год нужно было служить, я бы стал "психованным микробом" и заразился сам от него, и приехал бы полным идиотом. Как это можно выдержать!
Мне многие говорили, что не променяли бы службу в войсках на писарскую. Может и правда!

Ваш писарюга, "клякса" Гоша.                                       9.04.1980

Письмо 248.

Здрасьте! Итак, что нового произошло у Гошки за последние дни в преддверии скорого дембеля?
Я наконец более или менее грамотно составил направление и выписку из протокола. В соответствии с директивой министра обороны форма направления должна быть такого типа: Направляется на подготовительное отделение института решением командования части по рекомендации комсомольских органов. так я и сделал, но только рекомендацию я сделал не комсомольскую, а общего собрания взвода, что бы избежать через-чур принципиального секретаря комсомола полка, который начнет наверняка сомневаться, подписывая липовую выписку из несуществующего протокола. А мою выписку заверит просто нач. штаба и всё! Но когда я подошел к нему за подписью и печатью, он сказал, что это успеется, а пока иди трудись! Вот гад, думает я лучше работать буду, когда это направление будет подвешено... А что делать? Буду ждать, трудиться и искать возможность обойти этого "хитрого Макану".
Тут меня и еще одного парнишку. моего товарища, пытались уговорить на сверхсрочную. Ну от меня быстро отстали, поняв что со мной этот номер не пройдёт, а бедного Вовку еще мучают и даже припугивают. Но он пока держится!
Ездил сегодня в Зволен. Колбасился на картах там. Так было приятно попасть в большой город: магазины, витрины, народ на улицах, машины, автобусы. Это так прекрасно!
А на днях еще случилось очень неожиданное событие. К нам в полк приехали с проверкой офицеры нашего отдела в Миловицах. Так было приятно с ними увидется! Все только с ума сходили - Гошка ходит, со всеми здоровывается, разговаривает. Они меня по имени называют, базарят со мной целые полковники. Было забавно!
Кажется я уже писал вам про это? Не важно - вот, что произошло со мной под занавес службы.
Если март был месяцем неудач, то апрель начался пока совсем не плохо. Осталось совсем немного до первых самолетов, на которых я собираюсь с триумфом покинуть это гиблое место! Дембель давай!
Получил письмо от Милы. Оно каким-то образом очутилось в роте связи. Получил его случайно... вот так тоже значит письма пропадают. Тем паче почтальон сейчас новый, молодой, работать не умеет. Так что концы 144-го можно искать где угодно! Я все еще переживаю за этот срыв! Ничего! Выживем!

Жду последний дембельский привет. Гоша                             6.04.1980

PS. В каждом письме Мила что-нибудь рисует. В этом письме рисунки получились очень милые. Решил вам послать...

Collapse )

Письмо 247.

Здорово, дорогие папа-мама!
Уже во всю шурует дембельский месяц, через пару недель (!) я уже буду дома. Меня тревожит только подготовленность к дембелю: нет приличной рубашки, брюки вообще паршивые, значки не все (хоть и "Гвардию" другую достал). Но для меня это дела второстепенные, главное соорудить правильное направление. А с ним как раз все неопределенно. Толком никто не знает, но большинство заявляет, что направлять меня должно общее собрание взвода (?), то есть мой прапорщик, имеющий количество ума обратное его нелюбви ко мне.
Я все равно решил действовать через "верхи". Я уже отпечатал направление, где написал, что меня направляет общее собрание военнослужащих в/ч. п.п. 49115. Ну это ерунда - это подпишут и шлёпнут гербовую печать. А вот выписку из протокола я пока сделать затрудняюсь. Очевидно, как я себе представляю, она выглядит так: Ну значит, выписка из протокола общего собрания, номер такой-то. А дальше наверно надо писать: Слушали... и Постановили... Но точно я пока не знаю и надо будет подойти к начальнику штаба.
А времени свободного нет, и оно вообще кончается!  тут бы только и заниматься дембелем целыми днями, но фигу - надо еще и писарить... Никуда не уйдешь! Сразу: Куда? Отвечаешь: По личным делам. Говорят: Личные дела потом! У тебя работы нет?
Я уже просто сбегаю из чертежки. когда шеф выходит и потом стою, уставившись в пол, когда меня за это отчитывают. Замучили дембеля вконец!  Столько дел и забот перед отъездом и фиг время найдешь для этого!
Так можно и без направления остаться и без рубахи. Чёрте что! Вы как - примете сына домой в кителе на голое тело и с галстуком на шее?
Армия уже осточертела!
Но на днях армия одарила меня неожиданным событием. К нам для проверки приехало пятеро офицеров из нашего отдела в Миловицах, во главе с зам.начальником шефа. Весьма неожиданно и приятно было встретиться с ними!
Запомнился эпизод в кабинете начальника штаба: там сидел он, командир части и зам моего прежнего шефа. "Вот, - говорит последний, - наш воспитанник у вас. Мы его обучили и направили к вам (это он так пошутил). Как он у вас работает-то?" И командир полка сквозь зубы процедил: "Терпимо." "Ничего, он парень грамотный!..."

Да черт с ним со всеми! Пока, Гоша.                                       3.04.1080

Вместо письма 246.

Это письмо тоже не дошло. Кажется я там писал о своей жизни на гауптвахте, куда меня решили все-таки перед дембелем посадить на двое суток. Я плохо помню, чего мне там приходилось делать, помню только огромные мешки с картошкой (реально мне по грудь), которые мы почему то таскали по тропинке вверх в гору. Под конец нас шатало от потери сил... а я еще с больной ногой. Еще помню, что со мной сидел повар из столовой, поэтому рубали мы хорошо - ему притаскивали из столовой целую кастрюлю отборной еды. Жалко, что письмо пропало - многое уже забыл!
Зато вместо этого даю сканы рукописной газеты, которую прислал мне тогда мой дружище Иван.


Collapse )

Письмо 245.

Привет, милые предки!
Всё-таки тяжело жить под боком у начальства. Вот смотрю, другие писаря иной день с утра до вечера балду гоняют. Я же как негр! Только сяду, входит начальник штаба и начинается: "Уедешь домой с волчьим билетом!" или "Я тебе такую характеристику напишу, что тебя ни один ВУЗ не возьмет!", а из помойки ему вторит взводный: "Перед самым отлетом налысо остригу!" Вот, взъелись!
А с этим недоношенным куском мы на днях имели "философскую" беседу тет-а-тет. Началось все с прически - тут он заявил, что пострижет меня перед посадкой в автобус. Я спросил: И чего в этом хорошего? Он отвечает: Ничего, зато меня на все жизнь запомнишь! Я: Надо о себе хорошую память оставлять. Он: Хорошая быстро забывается! Я начал возражать и сказал, что я его запомню все равно по другой причине (я имел ввиду его тупость). В общем, осточертели мы друг другу ужасно!
А сегодня он вдруг спел странную песенку: Вот ведь, говорит, обидно. Был бы он (т.е. я) тупым из глухой деревни ( я подумал - вроде тебя), тогда ладно. А то ведь начитанный, толковый парень, все понимает - что хорошо, а что нет, а ведь делает всё наоборот!"  С чего это он вдруг решил мне публично, перед всем взводом, отвесить такой комплимент!? Короче, дурака не поймешь. Его ненависть ко мне имеет разные проявления...
Скорее бы ему помахать ручкой!
Как же прожить последние 20 дней!  Они мне кажется сроком, равным всей предыдущей службе. Домой треба!
Как начну ребятам рассказывать что-нибудь из жизни, так прямо сам купаюсь в собственных словах.
Минутку, меня шеф зовёт....
Ну вот, опять впрягли на всю ночь! А как иначе - сейчас между прочим уже одиннадцатый час! Когда это кончиться?

Всё - я пошел работать. Гоша                                                                 29.03.1980

Письмо 244.

      сканирование0096

Есть приказ!
Привет, дорогие мама-папа!
Ну вот, дамы и господа, дождались! Вышел миленький! Не забыли значит...
Теперь Гошка "дембель"! Остались какие-то три недели!
Кстати, на днях мне ребята из строевой части сказали, что с Москвы вроде еще один москвич увольняется, кроме меня. Пошел вчера к ним, нашел его учетную карточку, что думаю за зёма такой?
Нашел и чуть не подох со смеху - ну зёма! Какой-то Хабибуллин Рашид Карифаныч (что-то в таком духе), татарин, но москвич, черт его побери! Призван Железнодорожным РВК г. Москвы. Живет в каком-то кривом переулке, короче - зёма не фонтан! Но поедем вместе!
Кстати, пачка карточек из МВО, как ни странно, самая толстая. Больше всего народа оказывается оттуда! Это курские, смоленские и в сторону Волга: Ковров, Ярославль и вплоть до Горького. Где они все? Русских я редко встречал тут...
Вторая по толщине пачка - чурки. Мне с ними не по дороге. Хотя, может быть и наоборот, если их самолет будет делать посадку в Москве. (А оно так часто бывает.) Тогда я могу лететь с ними! Удобно приехать сразу в Домодедово, чем в какой-нибудь Орел, або Калинин.
Теперь о письмах:
Этот период активизации "прожорливого Рекса", который поглотил столько писем, возник не кстати! Ведь моя просьба о высылке мне червонца или пятерки остается. Куда же она исчезнет?...
А тем не менее ни 144-го, ни "весны", ни "ответа на газету" Ваньке, мы пока не получили. Обидный и досадный факт. Сейчас еще раз написал Ваньке письмо, надеюсь его Рекс не скушает!
Даю списочек своих последних писем:

сканирование0097
За сим агой! Гоша                                        27.03.1980

PS. Все-таки до дембеля рискните выслать отечественный привет мне на дорогу.

Вместо письма 243.

Это письмо к родителям не дошло. Тогда начали пропадать письма в обе стороны! Это письмо было к Дню смеха: я зачем-то сделал рисованный конверт и привлек к нему внимание, а содержание точно не устроило читающего...
Зато могу заменить его письмом к другу, которое тогда благополучно дошло.




Привет дорогой мой, это я!
Получил твое письмо и прежде всего хочу с негодованием спросить: "Сколько же я должен по твоему торчать в армии?". Серега, ты уже почти с законченным высшим образованием, а не смог сосчитать дни до приказа!  Это в марте ты пишешь, что "наступит 50 дней до приказа". Сумашествие! Да сегодня, когда я получил твое письмо, остается не пятьдесят, а всего 14 дней до приказа. А через 50 - я буду уже дома! Надеюсь это не пророческие ошибки...
А новостей у меня ни хрена нет. Все по старому: и солнце куда-то скрылось, и весна не ощущается.  Но до приказа все равно две недели! Фантастика! И я не могу в это поверить!
Вот и живу как ненастоящий, как кукла, как Буратино.  Я так долго ждал это время, оно всё время было далеко-далеко, а сейчас вдруг оно тут, вон за окном! Чудеса! Скоро я вырвусь отсюда, и не будут меня окружать эти болваны, крестьяне, дикари, жулики и бездельники. Вот вам бы только поглазеть на этих кадров, а мне они осточертели. Я живу с ними каждый день!
Один кадр не может показать на карте мира Австралию. Вообще не знает где её искать и каких она размеров! Другой, отслужив два года, не знает как пишется слово "майор". Третий, уже не молодой человек, с трудом читает нам название Лейк-Плесид - ну не знает человек такого города и что там происходило!
Он же очень меня рассмешил, не зная как прочитать слово "мэгазин" (magazin), наконец решил изменить ударение с прочитал магАзин... Чурки! Истинно говорю, чурки!
А ведь рядом с ними оживаются вполне грамотные и культурные люди. Не надо думать, что таких в армии нет. У любого организма должен быть мозг, даже у такого урода как армия.
Но мне жаль этих людей! Не думаю, что армия - их призвание. Видимо, так сложилась жизнь. Они сейчас невзначай, мимоходом жалуются на неё, но ничего поделать не могут. А о чем думала их голова, когда ноги несли её в военное училище? Я не пойму этого, неужели они думали о жизни военного иначе...
Сейчас один мальчик из нашего взвода решил поступать в училище. Тоненький такой, слабый мальчик - наверно служба ему в тягость и он решил так сбежать от неё. Он не представляет себе, что его ждет в училище (даже в политическом - он туда поступает)! Да его там зае... сильнее, чем тут! А потом еще, когда он будет "зеленым" лейтенантом. Может попасть в Среднюю Азию, в округ без замены. И это при международной напряженке! Он же света белого не взвидит... ведь замполит идет в атаку первым и поднимает остальных! А головорезы в окопе плюнут на такого командира!
Это вечная безалаберность в жизни, не ясное начало и конец рабочего времени, это тревоги в 5 утра, соблюдение уставов, это суета, неустроенность и наконец поле - всегда грязное или холодное... Никакой гражданской жизни! Это на любителя-сумашедшего! Или все надеются на тёпленькие местечки? Такие есть в армии...
Но "романтика военной жизни" может греть разум мальчишки не долго! Это же не на месяц, и не на год...
А некоторые любят армию за другое. Я знал мимолетом одного старлея, который рассказывал, что когда он служил в войсках, лупил солдат. Говорит: подойдешь к какому-нибудь нерусскому, он ни хрена не понимает, а ты как заедешь ему коленом промеж ног! Дичь!
Бить солдат в армии нельзя. За это можно сесть. Поэтому, если например солдат совсем осточертеет офицеру, он заводит его в каптерку, запирает дверь, и бьет один на один. Вроде как мужчина с мужчиной! Без свидетелей!
Вот тебе картинки из жизни доблестных вооруженных сил СССР! Но еще многое вообще не для писем...
Скоро я приеду домой. Я гражданский человек, у меня мозоли от сапог...

Агой, гражданин Гоша.                                                                         14/03/1980

PS. А приказ будет 26 или 27 марта! Ты понял!